Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Буржуазия и царизм в годы первой мировой войны. Возникновение кризиса «верхов». Вопрос о кризисе «верхов» в советской исторической литературе.

Царизм во время  Первой мировой войны.

Вступление России в мировую войну было обусловлено целым комплексом политико-стратегических, экономических и военных причин. Будучи участником Атланты, Россия оказалась втянутой в борьбу за передел мира. Правящие круги страны вынашивали империалистические планы захвата черноморских проливов, укрепления на Балканах и т.п. Однако агрессивность правительственного лагеря была степенью ниже, чем перед столкновением на Дальнем Востоке, Поражение в русско-японской войне было ещё свежо в памяти. Влиятельные деятели консервативного направления предупреждали, что новая война может привести к разрушению режима. Николай II долго колебался, но 13 июня 1914 года подписал указ о всеобщей мобилизации. На окончательное решение повлияли настойчивые требования союзников. Первая мировая война началась со столкновения между Австро-Венгрией и Сербией. 1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Вслед за этим военные действия начали другие державы. Всего в эту войну было вовлечено 38 государств с населением 1,5 млрд. человек.

Война привела к «патриотическому единению» правых сил и либеральной оппозиции. Но политические разногласия возобновились после первых же военных неудач. Россия не успела подготовиться к войне. «Большая программа» перевооружения армии должна была завершиться к 1917 году, а флот не успел восполнить потери Порт-Артура и Цусимы. Вслед за европейскими экспертами русские военные специалисты считали, что будущая война будет скоротечной. В этом их убеждал и опыт русско-японской, имевшей ограниченные масштабы. В соответствии с господствующей военной доктриной запасы готовились на 2-3 месяца. Мощности трёх вооружённых заводов за три предвоенных года использовались на 7-12%. Тульский оружейный завод, самый крупный в империи, произвёл за 7 месяцев 1914 года всего 16 винтовок. Начало войны ознаменовалось для России тяжелым поражением в Восточной Пруссии, которое было компенсировано успехом на Юго-Западном фронте. Однако весной-летом 1915 г. русская армия была выбита из Карпат. Были потеряны Польша, Литва, часть Прибалтики и Белоруссии. Буржуазная оппозиция, обвинявшая царское правительство в неспособности вести войну, сделала важный шаг для объединения своих сил. В августе 1915г. был создан Прогрессивный блок, в который вошли ряд партий и политических группировок. Примечательно, что вместе с кадетами и октябристами в этом блоке участвовала фракция националистов и черносотенные союзы. По существу это являлось началом кризиса верхов, т. к. царизм терял опору даже в самых умеренных кругах. Правительство находилось в состоянии растерянности. В качестве уступки общественному мнению были уволены от должности несколько наиболее реакционных министров. Под влиянием военных неудач произошло размежевание в среде «объединенного дворянства». Постоянный совет объединенного дворянства направил правительству письмо, осуждавшее саму мысль об изменении «незыблемых основ существующего порядка». Но демарш руководства не был подхвачен всей дворянской организацией. Против позиции Постоянного совета высказывались почти 2/3 дворянских корпораций.

В августе 1914 произошёл беспрецедентный «бунт» министров, вызванный намерением Николая II принять на себя верховное командование. Восемь министров направили письмо Николаю II, умоляя его отказаться от опасного замысла. Колебания Николая П продолжались не долго. Едва наметившийся курс на уступки был отвергнут. Правящие сферы взяли явный крен вправо. Вопреки мнению членов правительства Николай П взял на себя командование войсками, что должно было символизировать сосредоточение в одних руках управление фронтом и тылом. Министры-«бунтари» были отправлены в отставку. В сентябре 1914 года сессия IV Государственной думы была прервана на полгода.

В новый состав правительства вошли чиновники, зарекомендовавшие себя крайне правыми взглядами. Министром внутренних дел был назначен член «Союза русского народа», лидер правой фракции IV Государственной думы А.Н. Хвостов, которого сами жандармы называли «разбойником с большой дороги». Назначение черносотенца на ключевой правительственный пост было воспринято как пощёчина либеральной оппозиции. В противовес программе Прогрессивного блока А.Н. Хвостов выдвинул демагогическую идею «борьбы дороговизной». Крайне правые намеревались отвлечь этим массы от политической борьбы. Конкурентом А.Н. Хвостова был не менее одиозный деятель Б.В. Штюрмер, который в январе 1916 г. занял пост премьер-министра. Не допустив либеральную оппозицию к политической власти, царизм был вынужден пойти на сотрудничество с буржуазными кругами в экономической сфере. На время войны была разрешена деятельность Земского и Городского союзов, которые занимались помощью больным и раненым воином. Летом 1916 г. после поражений на фронте были созданы военно-промышленные комитеты, задачей которых являлась мобилизация промышленности на военные нужды. В мае 1915 г. по постоянно Ставки Николай П согласился на создание Особого совещания по усилению снабжения армии главнейшими видами довольствия, а в августе были созданы 4 Особых совещания по обороне, перевозкам, продовольственно и топливу. Таким образом формировалась структура государственного регулирования хозяйственной жизни. Буржуазные элементы получили мощный рычаг воздействия на внутреннюю политику. Лидеры буржуазных партий возглавляли Земгер и военно-промышленные комитеты. Члены Государственной думы и представители деловых кругов были введены в состав Особых совещаний. Однако правительство стремилось поставить под строгий контроль деятельность этих организаций. На совещаниях министров с губернаторами подчеркивалось, что необходимо присматривать за Земским союзом, где больше занимаются политикой, чем непосредственной помощью фронту. Царские сановники опасались, что центральный военно-промышленный комитет превратится во «второе правительство». Поэтому комитетам отводилось только роль посреднических организаций, работающих по поручению правительства. Численный перевес буржуазных элементов в Особых совещаниях нейтрализовался тем, что совещания являлись лишь консультативными органами соответствующих правительственных ведомств. Между тем экономическое положение страны ухудшалось с каждым месяцем. Потеря таких промышленных регионов, как Польша и Прибалтика, имела тяжелые последствия. В 1915и 1916 гг. объем валовой продукции промышленности даже увеличился по сравнению с довоенным временем, Катастрофический спад (до 44,2 % довоенного уровня) произошел только в 1917 г. Однако развал стратегических отраслей хозяйства начался раньше. Добыча угля в Донбассе едва держалась на довоенном уровне, что в свою очередь сдерживало наращивание мощи металлургической промышленности и лишало сырья машиностроения, которое не могло справиться с военными заказами. Быстрыми темпами приближался кризис железнодорожного транспорта. Невозможность своевременного подвоза продукции сводила на нет все усилия производителей. Мобилизация привела к сокращению наиболее работоспособного крестьянского населения. Нехватку рабочих рук невозможно было восполнить применением сельскохозяйственной техники из-за прекращения импорта и переориентации промышленности на военные нужды. За два военных года валовой сбор хлеба снизился на 27,2%. Правительство пыталось остановить дороговизну, установив твердые цены на хлеб. Но эта мера вызывала недовольство помещиков и торговцев, стремившихся обойти запреты 1916г. ознаменовался продовольственным кризисом. Чтобы обеспечить снабжение армии, министр земледелия А. А. Рихтер ввел продразверстку. Для каждой губернии были установлены соответствующие нормы сдачи зерна. С одной стороны, это являлось внеэкономической мерой, опыт, который частично был заимствован в годы гражданской войны. С другой стороны, царское правительство не решилось серьезно задеть интересы частных владельцев, оплачивая обязательные поставки по высоким ценам и представляляя премии за продажу крупных партий зерна. К концу года продразверстка была выполнена только на 86%. Каждый день войны обходился в 50 млн. рублей. Для покрытия расходов правительство прибыло к внешним и внутренним займам, а также к широкомасштабной эмиссии денег. С 1914 по 1917 г. сумма, находившаяся в обращении кредитных знаков, увеличилась до 9,1 млрд. рублей, тогда как золотой запас оценивался в 1,5 млрд. рублей. Покупательная способность рубля упала до 27 копеек. Продовольственный кризис привел к снижению жизненного уровня населения. В 1916г. началось постоянное введение карточной системы. Она вводилась не централизованно, а по инициативе местных общественных организаций, городских дум и земств. Правительство установило лишь нормы снабжения сахаром. Так, в столице норма на одного человека составлена 4 фунта в месяц.

Особенно тревожным для царского режима были настроения в армии. В России еще никогда не было такой огромной массы войск. Только в Европейской части страны в армию было взято почти 11 млн. человек. Никогда раньше войска не несли таких огромных потерь. В первой мировой войне впервые было использовано оружие массового поражения, авиация и танки. Потери России были особенно велики, так как русское командование было вынуждено компенсировать недостаток вооружение живой силой.

Антивоенное настроение распространялось, прежде всего, среди рядового состава. Но и офицерский корпус утратил прежнюю лояльность. Наряду с кадровыми офицерами в армию было призвано значительное количество интеллигенции. Возросло число офицеров недворянского происхождения. Николай II посчитал невозможным основать в тылу гвардию, являвшуюся наиболее верной опорой режима. Гвардейские части почти полностью погибли в тяжелых боях. Столичный гарнизон был укомплектован ненадежными в политическом отношении войсками. Последней крупной наступательной операцией русской армии был Брусиловский прорыв на Юго-Западном фронте, начавшийся в мае 1916 г. На несколько недель, в течение которых войска Юго-Западного фронта развивали успешное наступление, в стране возродилось забытое «патриотическое единение». Но наступление на других фронтах захлебнулось. К осени 1916 стало ясно, что коренного перелома в войне не произошло. В стране нарастал национальный кризис.

Кризис верхов.

Ярким проявлением кризиса была дезорганизация правительственной власти. В ноябре 1916г. Николай П отправил в отставку Б.В. Штюрмера. Но, расставаясь под давлением общественного мнения с непопулярными министрами, царь назначал им преемников из того же круга сановников. За полгода сменилось три Председателя Совета министров, два министра внутренних дел, два министра юстиции, два министра земледелия. Примечательно то, что, хотя Николай II не решился ввести в состав правительства общественных деятелей, последний министр внутренних дел А.Д. Протопопов был до своего назначения членом партии октябристов, товарищем (заместителем) председателя IV Государственной думы. Однако именно он вызвал наибольшую критику либеральных кругов. Дело было не в отдельных лицах, а в провале всей внутренней политики царизма. Государственная дума выразила недоверие правительству. Ее поддержал Государственный совет, что само по себе было беспрецедентным явлением. Царское правительство оказалось в полнейшей изоляцией. Окончательный удар по престижу монархии был нанесен придворной камарильей. В военные годы при ударе усилилось влияние Г.Е. Распутина - одного из «ясновидящих старцев», которыми была окружена склонная к мистицизму императрица Александра Федоровна. О Тобольском крестьянине, бывшем конокраде и члене хлыстовской секты, сложилась огромная, хотя и не всегда достоверная литература. С ним, как и со всяким фаворитом царского двора, приходилось считаться официальному правительству. В свое время с распутинцами старался не портить отношения Столыпин, не говоря уже о многочисленных сановниках, которые обхаживали фаворита из карьеристских соображений. Однако воздействие Распутина на Государственные дела было чрезмерно преувеличенным. Присутствие «старца» при дворе объяснялось тем, что он в действительности (а может быть, в болезненном воображении императрицы) облегчал тяжелый недуг наследника Алексея. Но, врачуя цесаревича, Распутин в полном смысле слова убил царизм. Его скандальное поведение дискредитировало царскую чету, а упорное нежелание Николая II удалить «старца» носило характер открытого вызова обществу.

В ночь на 17 декабря Распутина заманили во дворец Юсупова и убили. Однако это не спасло престиж монархии.

Убийство фаворита убедило царя и царицу в том, что они окружены врагами. В последние 2 месяца существования монархии от царя отошли даже ближайшие родственники.

Последнее десятилетие существования самодержавной монархии пришлось на период, когда страна окончательно встала на капиталистические рельсы. Царизм продемонстрировал различный подход к экономической и политической модернизации России. Правящая элита не могла  опустить барьер перед неизбежной индустриализацией  страны. Без мощной промышленности Россия могла сохранить ранг великой державы. Государство оказывало содействие промышленности при помощи таких рычагов, как протекционистские тарифы, создание  современной инфраструктуры. После долгих колебаний  царизм приступил к преобразованию в аграрном секторе, которое вело к разрушению крестьянского хозяйства и расширению капиталистической базы. Вместе с тем самодержавие не затронуло поместного землевладения, сословных привилегий и других феодальных пережитков, тормозивших формирование буржуазных отношений. Политическая модернизация отставала от изменений в экономической сфере. Противоречивость этого процесса была традиционной для России. В исторически сжатый период времени (1905-1914 гг.) повторилась знакомая схема, сначала отрицание самой возможности реформы, затем вынужденные реформы в условиях социально – политического кризиса, и, наконец, свертывание реформы после стабилизации обстановки. Такой поступательно – обратный ход обеспечивал очень медленное продвижение вперед. Баланс сил, столкнувшихся в революционные года, был подведен политической системой. По своей социальной природе, система являлась компромиссом между различными группировками господствующей верхушки. Поместное дворянство и бюрократия поделила часть прерогатив с буржуазными элементами. Самодержавие сделало шаг на превращение в конституционную монархию. Сам по себе этот шаг был половинчатым. Представительный лагерь не допустил реальной власти даже умеренных литералов, перекроил избирательный закон в соответствии со своими интересами, постоянно нарушал и без того урезанные права, добиваясь реставрации неограниченного самодержавного правления. Они блокировали серьезные реформы, под их давлением менялся персональный состав правительства. Крайне правые утверждали, что являются единственной надеждой опорой царизма, что их программа отражала желания монархически настроенного народа. Характерно, что эту иллюзию до последних дней пребывания у власти разделяли царь и царица. Самодержавие подошло к краху, даже не осознав всей глубины кризиса, охватившего страну.